nol_nol (nol_nol) wrote,
nol_nol
nol_nol

Categories:

Синяя грузинская скатерть про утку и спирт. 74х77, смеш. техн.

Я уже давно закончила ещё одну «почти не синюю грузинскую скатерть», но никак не могу коротко и ясно сформулировать сопроводительный текст.
Когда я первый раз читала роман, мне было примерно столько лет, сколько БЛ, писавшему «Сестру». И я тогда в романе ничего не поняла. Когда БЛ писал роман, ему было примерно столько, сколько мне сейчас. Да, это так. Беда просто. Зато я все понимаю. Всё-всё. И в романе, и в жизни.
В романе есть место, которое так и просится в скатерть. Я даже при первом прочтении уже споткнулась об этого несчастного селезня. И с тех пор каждый раз останавливаюсь на эпизоде застолья в Москве летом 1917 года, и утка просто рвёт мне душу. Особенно сейчас, когда стало так модно скромность и деликатность называть совком, не считаться ни с чем и ни с кем, кроме себя самого, вставлять коричневый стеклопакет на фасад, где все остальные – белые - и утверждать, что МОЙ ребенок никогда не будет писать в этот дешёвый памперс.


Нет нужды разжевывать смысл цитаты и всей мизансцены, ведь не исключено, что я её понимаю неправильно. Но мне кажется, что именно здесь стартовал переход от «прописей дворян о равенстве и братстве» через последующую инерцию восторгания декретами («помнишь, как это было неслыханно, безоговорочно») к отстраненности от кровавой «небывальщины» («я говорю про всю среду, с которой я имел в виду сойти со сцены – и сойду…»). Около утки «странно потускнели и обесцветились друзья» и произошла знаковая пауза, которая повлекла за собой изменение вектора движения. Эпизод кажется мне ключевым и определяет раз и навсегда отношение человека к жизни.










Прошу не принимать как догму, ибо тут изложены просто мои невежественные домыслы, потому что никаких научных литературоведческих разборов романа я умышленно не читала. Скатёрка вроде получилась очень близко к тексту, как я его понимаю.

Примечание 1. "И вот оказалось, что только жизнь, похожая на жизнь окружающих и среди нее бесследно тонущая, есть жизнь настоящая, что счастье обособленное не есть счастье, так что утка и спирт, которые кажутся единственными в городе, даже совсем не спирт и не утка. Это огорчало больше всего." Борис Пастернак

Примечание 2. Перебирая куски льна для этого опуса, я вдруг обнаружила практически готовую скатёрко-салфетку с мережками. Для чего предназначалась она – не помню, вероятно, еще советскую тряпочку, подаренную тётушкой, не хотелось просто так изрезать, и я зачем-то попробовала сделать на ней мережку. Может, портрет вождя со стерхами собиралась вышивать или что-нибудь искренне-пасхальное – не знаю. Но мережку мастерила потихоньку в машине по пути на работу, вытащила из бардачка, когда закончила (голова у меня вполне может быть совсем пустой, но руки всё время чешутся) и тут же закопала надолго среди других тряпок. Цитата совершенно добровольно улеглась на междумережечное место, даже усилий никаких не понадобилось. Не слишком старательно выполненное украшательство меня несколько смущало – всё так серьёзно, даже трагично, и вдруг рукоделие какое-то. Когда тряпочка уже была изрисована и вышита, мы в очередной раз приехали в Переделкино, и я обратила внимание на скатерти в столовой (обычно в столовой я смотрю сначала на люстру, потому что у нас дома такая же, потом на тумбочку, потому что мы вышвырнули такую же в деревню, а потом на рисунки Леонида Осиповича). Очень мне понравилось, что на обеденном столе (да и не только на нём) лежит белая скатерть с мережками. Вспомнила, конечно, фотографию, где Борис Леонидович с Корнеем Ивановичем сидят за столом, накрытым этой белой скатертью…
Ну и решила, что мережка – удивительное совпадение и даже знак.



Tags: вышивка, мои работы, синяя грузинская скатерть, текстиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments