nol_nol (nol_nol) wrote,
nol_nol
nol_nol

Синяя скатерть - Blue Tablecloth - ლურჯი სუფრა

Тема третьей скатерти – Тициан Табидзе (ტიციან ტაბიძე) и Борис Пастернак (ბორის პასტერნაკი), а точнее, пожалуй, – Борис Пастернак как переводчик, друг и единомышленник Тициана Табидзе.

Если бы я была уверена, что все знают эту трагическую историю, я бы не стала ничего объяснять – на поверхности скатерти столько прекрасных стихов, что обо всём можно догадаться.


Скатерть получилась в виде стола, на двух концах которого сидят поэты. Борис Леонидович переводит стихотворение «ტანიტ ტაბიძე», а с другой стороны Тициан вчитывается в русский текст «Танит Табидзе».





Тут же лежит письмо Пастернака к Нине Табидзе, написанное в 1943 году, когда БЛ всё ещё надеялся на возвращение Тициана из «санатория» НКВД (я верю, что настанет момент, когда мы будем добавлять к этой аббревиатуре в скобках: «организация, запрещенная в России»). Перебирая слова для скатерти, я отбросила многие тексты, но без этого невыносимого письма обойтись не смогла.

Я выбрала строфы из стихотворений Тициана в переводе Бориса Леонидовича и стихи самого Пастернака, которые, как мне кажется, показывают близость их восприятия жизни. Как и многие советские писатели, Пастернак страстно полюбил Грузию и трепетно дружил с грузинскими поэтами, особенно с голуборожцами. Паоло Яшвили и Тициан Табидзе стали его настоящими друзьями, он переводил их стихи на русский язык, потому что, безусловно, их лирика была близка ему самому.





 После трагедии, которая развернулась в грузинской литературе (как, впрочем, и по всей стране) в 1937 году, после самоубийства Паоло, который не захотел ждать чёрного воронка, после ареста и расстрела Тициана, Пастернак на протяжении всей своей жизни показывал, как человек должен дружить. Борис Леонидович переписывался с Ниной Табидзе и помогал ей, нисколько не таясь, она часто приезжала в Переделкино и была рядом с Зинаидой Николаевной около умирающего Пастернака. Несколько сухих предложений даже близко не могут передать высоты и красоты этих отношений.















Разобраться с грузинскими текстами мне терпеливо помогла Мариам Табидзе, сама я вряд ли смогла бы справиться. Грузинские буквы мне очень нравятся, и многие из них я уже запомнила.

Примечание 1. «Я это пишу Вам, так как знаю, что это счастье когда-нибудь разделю с Вами и Тицианом, что мы как-нибудь вчетвером, с гостями еще когда-нибудь пообедаем всем пережитым, вкусно, красиво, в течение целой летней ночи, или нескольких, и будем друг у друга гостить, счастливо, утомленно, отдохновенно!»

Примечание 2. Иногда я ловлю себя на мысли, что к БЛ я испытываю чувство лёгкого обожествления. Многие его поступки, слова, да и роман подталкивают меня к этому выводу. Отсюда вытекает некоторая житийность и пафосность постов про синие грузинские скатерти. И то, что сейчас мне довелось по-человечески близко прикоснуться к этой истории, я считаю незаслуженным подарком для себя. За это всем – Ирине, Гиви, Нине, Мариам – огромное спасибо.

Tags: вышивка, мои работы, синяя грузинская скатерть, текстиль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment