Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

provoloka

Ольга Носенко. След от звезды на синей грузинской скатерти. 80х152, смеш. техн.

Давно я тут не появлялась и с удивлением увидела, что кто-то еще заглядывает иногда в гости. За это время умерла пикаса, где были картинки, вот теперь пробую с гугла, пока всё как-то коряво выходит.
Идея синей грузинской скатерти (есть такой промысел, вроде наших барановских и шуйских платков, только индиго) возникла во время посещения Музея прикладного искусства в Тбилиси. А в Тбилиси я попала в первых числах апреля, севши на хвост Ире Ерисановой, директору Дома-музея Пастернака в Переделкино. Мы ездили на праздник, посвященный дню рождения Тициана Табидзе. Встречали нас внуки Ниночка и Гиви Табидзе, возили в Орпири, было 5 дней полного литературно-исторического счастья. По плану героями скатерти должны были стать Тициан Табидзе, Пастернак и, возможно, Паоло Яшвили. Но, приехав домой и начав вчитываться в грузинских поэтов и их переводчиков, я сначала почему-то зацепилась за стихотворение Николая Тихонова.

tikh_00.jpg


Collapse )
provoloka

Ольга Носенко "Кузьма Кожухов" 30х26, 2016

Персонаж номер два - Кузьма Иванович Кожухов. Самый молодой и самый незаурядный из трёх братьев Кожуховых.
После окончания Саратовского ветеринарного института вместе с братом Петром был мобилизован и отправлен ветврачом в Среднюю Азию. Когда подавление басмвчества было закончено и активная война прекратилась, остался жить в Ташкенте.
Знаем о нём очень мало. Но очевидно, что человеком был одарённым, ярким, ироничным и амбициозным. Любил фотографироваться и присылал снимки брату. На нескольких сохранившихся фотографиях есть подписи, которые немало говорят о человеке: "На добрую и долгую память брату и товарищу Петру о "ветеринарном враче с годичным стажем"". Наманган, Ферганская обл., 1925

.

Collapse )
provoloka

Вязьма. 1941-1942

Пока интернет-сообщество поглощено спорами о Георгиевской ленточке, я думаю и читаю о войне. По большей части я читаю о боях под Вязьмой. Так уж вышло - там побывал и выбрался оттуда один из моих дедов. Там мы регулярно бродим по опутанным колючей проволокой лесам, читаем таблички на бесчисленных братских могилах. Когда я училась в школе, то на какой-то олимпиаде по изобразительному искусству писала сочинение по картине Пластова "Фашист пролетел". В детстве меня эта тема нисколько не смутила. А впоследствии я часто думала с некоторым осуждением: "Ну как могла появиться в голове мысль сделать такую работу, да еще такого размера?" Я понимаю "Парашютиста" Дейнеки - там хоть решалась задача сложного ракурса.
От сумы и от тюрьмы... Эту декорацию (или, как меня поправили, инсталляцию) я собиралась сделать для "Суровой нитки" в 2014, но не успела, да и зал там был с рюшечками, и организация выставки через одно место. А сейчас - все-таки закончила. Отнесла в нашу галерею для оживления фотовыставки. Выглядит чудовищно. Назвала "Пропал без вести". 185х225. Лежит на полу. У него там проволока, пробитая пулей саперная лопатка, неотправленное письмо и какая-то военная банка. Фотография не отражает ни цвета, ни фактуры - ума не хватило хорошо снять.


Collapse )
red

Винникова Софья Абрамовна 03.05.1928 - 29.11.1993

sonka_w

Все социальные сети настойчиво, даже навязчиво вспоминают о днях рождения. А вот в Болгарии на каждой автобусной остановке, около подъездов и в других людных местах на стенах расклеены листки памяти, на которых фотография, даты жизни и смерти и еще пара слов. Может там этого чересчур и много, но мы редко вспоминаем сами день смерти наших друзей.
Это Сонька, Софья Абрамовна Винникова, подруга моей мамы и человек, который оставил неизгладимый след в моей жизни. У нее в доме в Жаворонках самой вкусной казалась еда, самыми интересными разговоры. Все самое-самое слишком рано и неожиданно кончилось. Прошло очень много времени, а кажется, что все было так недавно.
okno

Несуществующий храм в селе Аксиньино и расстрелянный священник Капитон Сергиевский

Для того, чтобы живая деревня превратилась в урочище, нужно немного: расстрелять священника, разрушить храм, пережить стояние на Угре в 1941-42 годах, потом с хрущёвским размахом переселить небольшие деревеньки и с горбачевско-ельцинской дурью уничтожить совхоз-миллионер, а оставшиеся жители сами сопьются из-за отсутствия работы.

Иногда мне случается проводить время в деревне М. Устье на берегу р. Угра. Как всякий нормальный человек, я интересуюсь историей окрестных мест, поэтому периодически заглядываю на краеведческий сайт . Константин, автор и ведущий этого сайта, патриот своей малой родины, однажды прислал мне сканы рукописного отчета священника ближайшего к нашей деревне села Аксиньино с просьбой перевести текст в современную орфографию. Документ оказался не таким длинным, но чрезвычайно познавательным.

В приход Аксиньино в начале 20 века входили деревни: Александровка, Малое Устье, Борисенки, Косая Гора, Большое Устье, Жары, Костюково и Рудное и еще две мельницы на речке Собже.

Из этого списка в настоящее время остались только две деревни - Александровка и М. Устье. Следы деревень Б. Устье, Косая гора, Борисенки на местности даже найти трудно, уже нет никаких остатков домов, одичавших яблонь, все зарастает лесом. На современных картах вместо деревень стоят названия «урочище Жары», «урочище Косая Гора» и «урочище Борисенки».

А батюшка в 1904 году пишет:

В селе числится церковно-приходская школа и в приходе две школы грамоты, во всех трех школах обучается 116 человек. Детей школьного возраста, если считать от 8 до 12 лет, 123 человек, а от 8 до 14 лет до 160 человек.

Самого священника Капитона Сергиевского расстреляли в 1918 году за то, что не отдал коммунистам кирпичи, которые  крестьяне сделали для строящегося храма. На месте храма остались осколки этих злосчастных кирпичей и кладбище, куда хоронят стариков и дачников из Александровки и М. Устья. Последний постоянный житель М. Устья умер в 2004 году, а в Александровке еще теплятся несколько бабушек.
Школы, магазина, медпункта – нет.

Полный текст документа и несколько моих фотографий Аксиньино
olga_toma

Ольга Федюшина. Вышивка, похожая на ювелирку. Выставка MAGIC STITCH.

В очередной раз пройдя по залам музея в Троице-Сергиевой лавре, я вдруг услышала, что большинство предметов экспозиции никогда не использовались по назначению в богослужении, а сразу (уже в 16 или 17 веке) попадали в хранилище как произведения искусства, поэтому и дошли до наших дней в такой великолепной сохранности.
Жаль, что теперь нет музея, который собирал бы подобные вышитые драгоценности. Работы Ольги Федюшиной могли бы занять там достойное место. Я, конечно, не очень понимаю в такой вышивке, и использовать уж точно не смогла бы, но в руках подержала...


Collapse )